Работаем со всеми
регионами России
8 (910) 983-02-49
8 (902) 242-20-48
О НАС
Е-mail: info@ooo-nso.ru
Skype: ooo-nso.ru
Подать on-line
заявку на услуги

Проблемы применения постановления Правительства № 102

Непростая экономическая ситуация, сложившаяся в России к началу 2015 г., вынудила Правительство РФ срочно разработать так называемый антикризисный план. Сжатые сроки, установленные для его подготовки и реализации, стали причиной принятия Правительством РФ постановления от 05.02.2015 № 102 «Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Постановление № 102), которое теоретически должно было носить протекционистский характер по отношению к целому ряду указанных в нормативном правовом акте медицинских изделий, произведенных в странах Таможенного союза. Вместе с тем положения Постановления № 102 сформулированы таким образом, что их применение на практике справедливо вызывает множество вопросов. Попробуем ответить хотя бы на часть из них.

Дата вступления Постановления в силу

Неясность возникает уже сразу относительно даты вступления Постановления № 102 в законную силу. Так, рядом справочных правовых систем в качестве даты вступления этого акта в силу указано 14 февраля 2015 г. Вместе с тем поскольку Постановление не содержит порядка вступления в силу, в соответствии с положениями ст. 23 Федерального конституционного закона № 2-ФКЗ от 17.12.1997 «О Правительстве Российской Федерации» оно должно было начать действовать с момента его подписания. Возможно, при определении даты вступления в силу Постановления № 102 специалисты справочных правовых систем руководствовались положениями п. 6 Указа Президента РФ от 23.05.1996 № 763 «О порядке вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти», в соответствии с которым акты Правительства РФ, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус федеральных органов исполнительной власти, а также организаций, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 7 дней после дня их первого официального опубликования. Несмотря на спорность подхода, в соответствии с которым рассматриваемое в настоящей статье Постановление № 102 меняет правовой статус субъектов контрактной системы, считаем целесообразным руководствоваться при определении даты начала его действия именно им. В противном случае получается, что столь значимый документ вступил в силу еще до своего опубликования, что, безусловно, противоречит здравому смыслу.

Трактовка понятия «заказчик»

Как следует из п. 2 Постановления № 102, при наличии описанных в акте условий заказчик обязан отклонить заявки участников отбора поставщика. Очевидно, что в соответствии с положениями Закона о контрактной системе полномочиями по рассмотрению заявок наделен не заказчик, а соответствующая способу определения поставщика комиссия, которая к тому же может состоять не только из должностных лиц заказчика, но и уполномоченного органа или специализированной организации. Таким образом, под указанным в п. 2 Постановления № 102 понятием «заказчик», на наш взгляд, следует понимать орган, осуществляющий рассмотрение заявок.

Этап отклонения заявки

Постановлением № 102 определен «Перечень отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, в отношении которых устанавливается ограничение допуска для цели осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Перечень). Абсолютное большинство из входящих в Перечень товаров в соответствии с действующим законодательством о контрактной системе должно закупаться посредством открытого аукциона в электронной форме. В связи с этим возникает вопрос: признавать заявку несоответствующей требованиям Постановления на участие в электронном аукционе следует при рассмотрении первых или вторых частей заявок?

В поисках ответа на него целесообразно отталкиваться от положений п. 2 Постановления № 102, в соответствии с которыми комиссия отклоняет все заявки, содержащие предложения о поставке медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, за исключением Республики Армения, Республики Белоруссия и Республики Казахстан, при условии, что на участие в определении поставщика подано не менее 2 удовлетворяющих требованиям документации о закупке заявок, которые одновременно:

– содержат предложения о поставке одного или нескольких видов медицинских изделий, включенных в перечень, страной происхождения которых является Российская Федерация, Республика Армения, Республика Белоруссия или Республика Казахстан;

– не содержат предложений о поставке одного и того же вида медицинского изделия одного производителя».

И если сведения о стране происхождения предлагаемого к поставке товара должны содержаться в первой части заявки участника в силу Закона о контрактной системе, то указание на наименование производителя товара в первой части заявки заказчик в соответствии со вступившими с начала 2015 г. изменениями в Закон о КС требовать не вправе. Проблема заключается еще и в том, что сертификат по форме СТ-1, который по смыслу п. 3 Постановления № 102 должен содержаться в заявке лица, предлагающего к поставке товар, происходящий из России, Белоруссии, Казахстана или Армении, не содержит указания на производителя товара (форма сертификата предусматривает указание исключительно лица, осуществляющего экспорт партии товара).

Предлагаемое решение проблемы заключается в следующем. Автор настоящей статьи предлагает устанавливать в документации об аукционе требование о предоставлении в составе вторых частей заявок копий регистрационных удостоверений, которые в соответствии с положениями ч. 4 ст. 38 Федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» должны иметь все медицинские изделия. Как известно, регистрационные удостоверения не относятся к документам, которые передаются покупателю вместе с товаром. Кроме того, регистрационные удостоверения содержат наименование производителя товара. Таким образом, реализацию требований, установленных в п. 2 Постановления № 102, предлагается производить на этапе рассмотрения вторых частей заявок на участие в электронном аукционе на основании соотнесения сведений, указанных в первых и вторых частях заявок.  

Дополнительным доводом в пользу указанного предложения является тот факт, что только на этапе рассмотрения вторых частей заявок комиссия имеет возможность установить, содержит ли заявка участника, предложившего в первой части заявки товар, происходящий из России, Белоруссии, Казахстана или Армении, сертификат по форме СТ-1. Хотя минусом предложенного варианта толкования способа применения Постановления № 102 является тот факт, что предложившее иностранный товар лицо может лишиться обеспечения заявки (в случае если трижды за квартал вторые части его заявок будут признаны не соответствующими требованиям документации и законодательства при проведении электронных аукционов на одной и той же электронной торговой площадке). Однако применение Постановления № 102 на этапе рассмотрения первых частей заявок и вовсе невозможно по причине того, что комиссии на данном этапе осуществления определения поставщика в подавляющем большинстве случаев не будут известны наименования производителей товаров.

Отметим, что за непредоставление копий сертификатов по форме СТ-1 в составе вторых частей заявок признавать несоответствующими требованиям документации следует исключительно заявки участников, предложивших в составе первой части товары, произведенные в России, Белоруссии, Казахстане или Армении, поскольку сертификаты по форме СТ-1 в отношении товаров, произведенных в иных государствах, не выдаются.

В случае, когда подано не менее двух удовлетворяющих требованиям, предусмотренным п. 2 Постановления № 102, заявок, признание вторых частей заявок соответствующими документации об аукционе, содержащих предложение о поставке иностранных товаров, следует осуществлять на основании п. 6 ч. 5 ст. 66 Закона о контрактной системе.

Объединение товаров из Перечня с другими медизделиями

На вопрос о том, можно ли объединять товары, вошедшие в Перечень, с другими медицинскими изделиями, автор статьи отвечает положительно. По крайней мере, действующее законодательство о контрактной системе не содержит запрета на такое объединение, к тому же подобных запретов не содержится и в Федеральном законе от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Вместе с тем, п. 3 проекта совместных разъяснений Минэкономразвития России, Минпромторга России и ФАС России «О позиции Минэкономразвития России, Минпромторга России и ФАС России по вопросу применения положений постановления Правительства Российской Федерации от 5 февраля 2015 г. № 102 «Об установлении ограничения допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» содержит указание на нежелательность включения в состав одного лота медицинских изделий, включенных и не включённых в перечень.

Предложения по корректировке Постановления № 102

По мнению автора статьи, само Постановление № 102 нуждается в корректировке. Так, утвержденный им Перечень содержит ошибки в номерах кодов ОКПД. Например, очевидно, что вместо указанного в Перечне кода 24.42.12.131 должен быть код 24.42.24.131 «Салфетки (повязки), расфасованные в формы или упаковки для розничной продажи», а вместо кода 24.42.12.120 должен быть 24.42.24.120 «Вата, марля и аналогичные изделия, пропитанные или покрытые лекарственными средствами или расфасованные».

Безусловно, нуждается в доработке и сам текст Постановления № 102, поскольку допускает вариативность толкования его смысла.

Отметим, что по нашему мнению, заказчик вправе размещать техническое задание на группу медицинских изделий, входящих в Перечень, под требования которого не подходит ни одно из изделий, произведенных в странах Таможенного союза. Однако в таком случае заказчику следует надлежащим образом обосновать необходимость в наличии таких характеристик товара, которыми не обладают товары, происходящие из России, Белоруссии, Казахстана, Армении – в противном случае жалоба участника отбора поставщика в органы ФАС России на ограничение конкуренции может быть признана обоснованной.

Кроме того, в случае, если на участие в аукционе подана заявка, в которой указано медицинское изделие из Перечня, произведенное в странах Таможенного союза или Армении, совпадающее по наименованию с указанным в документации, но не соответствующее требованиям к показателям, установленным документацией, то такая заявка должна быть признана не соответствующей требованиям документации об электронном аукционе на основании положений, поскольку наименование медицинского товара в соответствии с Перечнем не равно указанию на товарный знак (его словесное обозначение), знак обслуживания, фирменное наименование, патент, полезную модель, промышленный образец. В связи с этим отказ в допуске к аукциону производится на основании п. 2 ч. 4 ст. 67 Закона о контрактной системе.

 А.В. Удалихин,директор ООО «НСО»

Примечание: статья в ранней редакции была опубликована в апрельском номере ежемесячного  журнала «Госзакупки.ру» (апрель, 2015 года; №4)