Работаем со всеми
регионами России
8 (910) 983-02-49
8 (902) 242-20-48
О НАС
Е-mail: info@ooo-nso.ru
Skype: ooo-nso.ru
Подать on-line
заявку на услуги

Определение Верховного суда от 31 марта 2016 г. по делу N 306-ЭС15-15659: устанавливают ли правила, утвержденные Постановлением Правительства РФ № 1063, только нижний предел ответственности подрядчика?

Несмотря на то, что Закон № 44-ФЗ действует уже более двух лет, правила начисления и взыскания неустойки в рамках заключенных контрактов на практике продолжают вызывать противоречия.

Так, Определением Верховного суда Российской Федерации от 31.03.2016 по делу № 306-ЭС15-15659 отменено решение Арбитражного суда Самарской области от 27.02.2015 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26.08.2015 по делу № А55-30563/2014, а постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2015 по тому же делу оставила в силе (далее также – «Определение», «судебный акт»). Содержащейся в акте вывод некоторые специалисты поспешили определить как «революционный».

Его суть заключается в следующем: «Закон № 44-ФЗ и Правила (правила определения неустойки, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 № 1063 – прим. авт.) устанавливают только нижний предел ответственности подрядчика в виде пени – «не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации», и не содержат запрета на увеличение соглашением сторон размера пени». При этом в рассмотренном деле под «соглашением сторон» следует понимать факт заключения государственного или муниципального контракта, поскольку согласно фабуле дела стороны при исполнении контракта дополнительного соглашения об увеличении размера неустойки не заключали.

В силу указанного возникает вопрос о том, насколько справедлив вывод суда и следует ли субъектам контрактной системы руководствоваться им в качестве правового ориентира.

Автор настоящей статьи отвечает на поставленный вопрос отрицательно на основании нижеследующего.

Согласно положениям ч. 1 ст. 2 Закона № 44-ФЗ нормы права, содержащиеся в других федеральных законах и регулирующие отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд, должны соответствовать Закону № 44-ФЗ. Следовательно, применению подлежат императивные нормы права, содержащиеся в Законе о контрактной системе, даже в том случае, если иные нормативные акты, в том числе Гражданский кодекс Российской Федерации (далее также «ГК РФ»), регулируют такие правоотношения иным способом (в т.ч. путем указания на диспозитивные нормы).

Принципиальное для рассматриваемого вопроса значение имеют положения ч. 7 ст. 34 Закона № 44-ФЗ, в соответствии с которыми пеня устанавливается контрактом в размере, определенном в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, но не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных контрактом и фактически исполненных поставщиком (подрядчиком, исполнителем). С точки зрения логики, установленный контрактом размер пени должен удовлетворять двум условиям одновременно:

  1. соответствовать порядку определения размера пени, определенному Правительством Российской Федерации
  2.  
  3. быть не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему исполненных обязательств.

Как упоминалось выше, порядок определения размера пени установлен Правительством Российской Федерации постановлением от 25.11.2013 № 1063 «Об утверждении Правил определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом».

В свою очередь указанные Правила содержат п. 6, который также предписывает руководствоваться при определении размера пени двумя условиями, а именно:

   Пеня устанавливается

  1. в размере не менее одной трехсотой действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных контрактом и фактически исполненных поставщиком (подрядчиком, исполнителем),

И

  1. определяется по формуле:

П = (Ц - В) x С,

где:

Ц - цена контракта;

В - стоимость фактически исполненного в установленный срок поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства по контракту, определяемая на основании документа о приемке товаров, результатов выполнения работ, оказания услуг, в том числе отдельных этапов исполнения контрактов;

С - размер ставки.

 

Очевидно, фраза о том, что размер пени не должен быть менее одной трехсотой действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму исполненных обязательств, введена законодателем на тот случай, если определенный по формуле размер пени окажется менее одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму исполненных обязательств.

Если же попробовать отвергнуть указанную выше логическую цепочку и попробовать согласиться с точкой зрения суда, то возникает закономерный вопрос, какой из указанных в ч. 7 ст. 34 Закона № 44-ФЗ и в п. 6 Правил определения размеров пени следует считать минимальным нижним пределом ответственности подрядчика: размер, определяемый по формуле П = (Ц - В) x С, или одну трехсотую действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму исполненных обязательств?

Очевидно, что указание сразу на два варианта минимальных пределов ответственности лишено смысла.

Отметим также, что положения ч. 7 ст. 34 Закона № 44 и п. 6 Правил, утвержденных постановлением Правительства России от 25.11.2013 № 1063, являются действующими, вопрос о признании данных положений недействующими не рассматривался.

Таким образом, вывод коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации противоречит нормам материального права (а именно, императивным нормам ч. 7 ст. 34 Закона № 44-ФЗ и п. 6 Правил, утвержденных постановлением Правительства России от 25.11.2013 № 1063).

Отдельно необходимо отметить, что позиция ФАС России по рассматриваемому вопросу сформулирована достаточно давно.

Еще в октябре 2014 года в связи с поступающими вопросами о применении положений Закона № 44-ФЗ ФАС России на основании пункта 5.4 постановления Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 331 «Об утверждении Положения о Федеральной антимонопольной службе» сообщила свою позицию о включении в контракт условий об уплате неустойки (штрафа, пени) (см. Письмо ФАС России от 21.10.2014 № АЦ/42516/14 «О включении в контракт условий об уплате неустойки (штрафа, пени), а также об уменьшении суммы, подлежащей уплате физическому лицу в случае заключения с ним контракта, на размер налоговых платежей, связанных с оплатой контракта»).

В соответствии с указанными разъяснениями, «надлежащим исполнением обязанности заказчика по установлению размеров неустойки целесообразно считать включение в проект контракта пени за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, путем указания формул и порядка расчета пени, указанных в пунктах 6 - 8 Правил (Правила определения неустойки, утвержденные постановлением Правительства России от 25.11.2013 № 1063 – прим. авт.)».

В заключение отметим также следующее. Неверный порядок определения неустойки, предусмотренный проектом контракта, достаточно часто становится причиной выдачи ФАС России предписаний о внесении изменений в документацию о закупке. Так, 26 января 2015 г. Центральный аппарат ФАС России признал обоснованными две жалобы ООО «НСО» на положения документаций об электронных аукционах на право заключения государственных контрактов, предметом которых было оказание услуг лизинга, при этом совокупная начальная (максимальная) цена контрактов составила сумму свыше 14 миллиардов рублей (номера закупок на сайте old.zakupki.gov.ru: 0173200001414001712 0173200001414001714). Каждая из жалоб содержала единственный довод, опирающийся на указанные выше разъяснения ФАС России, а именно: формулировка условия о неустойке в тексте проекта контракта противоречит действующему законодательству о контрактной системе. По результатам рассмотрения жалоб организаторам торгов были выданы обязательные для исполнения предписания об отмене всех составленных в ходе размещения заказа протоколов и внесении изменений в документации об аукционах. Указанный факт служит иллюстрацией того, что в вопросах применения Правил определения неустойки, установленных Постановления Правительства РФ № 1063 от 25 ноября 2013 года (далее по тексту также – «Правила»), целесообразно руководствоваться позицией федерального органа исполнительной власти, осуществляющего контроль в области соблюдения законодательства о контрактной системе.

 

Автор статьи – Удалихин Александр Владимирович, директор Общества с ограниченной ответственностью «Независимая специализированная организация» (ООО «НСО»), член экспертного совета журнала «ПРОГОСЗАКАЗ.РФ

Примечание: статья опубликована в журнале «ПРОГОСЗАКАЗ.РФ» (№5/2016)