Работаем со всеми
регионами России
8 (910) 983-02-49
8 (902) 242-20-48
О НАС
Е-mail: info@ooo-nso.ru
Skype: ooo-nso.ru
Подать on-line
заявку на услуги

К вопросу о правомерности установления требования о наличии лицензии на осуществление работ, составляющих государственную тайну

Вопросу о правомерности установления в документации о закупке требования о наличии у участников лицензии на право осуществления работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну не первый год. Однако как показывает практика и в настоящее время вопрос о том, в каких случая заказчик имеет обязанность установить требование о наличии у участника лицензии, выданной ФСБ России, и позволяющей выполнять работы, связанные с использованием сведений, которые являются государственной тайной, остается актуальным. Зачастую обозначенная проблема вызывает вопросы не только у заказчиков, которым за неустановление соответствующего требования грозит ответственность, предусмотренная как Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, так и Уголовным кодексом Российской Федерации (в частности в действиях должностного лица, утвердившего документацию о закупке без установления требования о наличии соответствующей лицензии, могут потенциально содержаться следы состава преступления, предусмотренного статьей 283 Уголовного кодекса «Разглашение государственной тайны»), так и участников процедуры определения поставщика, поскольку установление требования о наличии лицензии, выданной ФСБ России, нередко трактуется участниками как необоснованная попытка организаторов закупки ограничить круг потенциальных поставщиков.

Как известно, в документации о закупке  должны быть указаны требования к участникам закупки. Наличие таких требований в составе документации о закупке регламентировано в частности положениями п. 1 ч. 1 ст. 31, пп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 51, п. 2 ч. 5 ст. 66 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее по тексту также - Закон N 44). Основная проблема при установлении требования о наличии лицензии ФСБ на право производства работ, составляющих государственную тайну, заключается в определении того, соответствует ли предмет закупки, а также порядок исполнения контракта случаям, когда необходимо устанавливать требование о наличии подобной лицензии. Автор настоящей статьи считает, что при разрешении поставленной проблемы следует руководствоваться статьей 5 Закона РФ от 21.07.1993 N 5485-1 «О государственной тайне», а также Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 30.11.1995 N 1203 «Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне». Оба нормативных правовых акта содержат перечни сведений, составляющих государственную тайну. Поскольку ни один из указанных документов не содержит указания на то, что приведенный перечень является исчерпывающим, целесообразно руководствоваться обоими нормативными актами.

Что касается административной и судебной практики, относящейся к рассматриваемому вопросу, то ее анализ позволяет сделать вывод о том, что фактически на заказчика возложено бремя доказывания правомерности установления требования о наличии у участников лицензии. При этом органами ФАС России и судами при рассмотрении дел подробно исследуется вопрос не только о составе работ, товаров, услуг поставляемых по контракту, но о порядке и условиях исполнения контракта. Так мотивировочной части решения Арбитражного суда города Москвы по делу А40-97010/2014 от 21 октября 2014 года указано: «В соответствии с ч. 1 ст. 5 Закона РФ от 21.07.1993 № 5485-1 «О государственной тайне» государственную тайну составляют сведения в военной области о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности режимных и особо важных объектов, об их проектировании, строительстве и эксплуатации, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов. Как усматривается из материалов дела, заказчиком были представлены доказательства, свидетельствующие о положении ФГБМУ «Медицинский центр Министерства обороны Российской Федерации» как режимного объекта со структурным подразделением секретного производства, имеющего наименование «войсковая часть — 70050, индекс части 159» и относящегося по подчиненности к Западному военному округу». Исходя из указанного, суд посчитал законным установление в документации о проведении электронного она на право заключения контракта на оказание охранных услуг и осуществление контрольно- пропускного режима ФГБМУ «Медицинский центр Минобороны России» (номер извещения: 0373100067614000001) требования о наличии у участников лицензии, выданной ФСБ России.

Вместе с тем, заказчикам не следует устанавливать требование о наличии лицензии в случаях, когда исполнение контракта хотя и предусматривает нахождение исполнителя в непосредственной близости от режимно-секретного объекта или помещения, но не подразумевает непосредственного допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. Так Постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 11.02.2010 по делу N А43-16584/2009-10-255 установлено, что: « … работы по разработке проекта и установке пожарно-охранной и тревожной сигнализации в Пачелмском районном суде не могут быть охарактеризованы, как непосредственно связанные с защитой государственной тайны, поскольку ее защиту обеспечивает суд при рассмотрении соответствующих категорий дел. Таким образом, требование к участнику размещения заказа о наличии у него лицензии на право осуществления мероприятий и (или) оказания услуг в области защиты государственной тайны не является необходимым для производства указанных работ. При ином подходе к данному вопросу все лица, выполняющие какие-либо работы для обеспечения деятельности суда, должны иметь такую лицензию. Соответственно, арбитражный суд апелляционной инстанции обоснованно заключил, что наличие в документации об аукционе подобного требования не соответствует части 2.1 статьи 34 Закона о размещении заказов, вследствие чего оспариваемое решение антимонопольного органа в соответствующей части является законным».

        Основным же обстоятельством, устанавливаемым судами по данной категории дел, является факт того, предусматривает ли предмет контракта непосредственный допуск участника к сведениям, составляющим государственную тайну.

Так, решением Арбитражного суда Тверской области от 30.06.2014 по делу N А66-4632/2014 было отменено решение территориального органа ФАС России, посчитавшего, что заказчик необоснованно при проведении открытого конкурса на осуществление научно-исследовательских работ по подготовке генерального плана сельского поселения установил требование о наличии у участников лицензии ФСБ. В соответствии с текстом решения: «В данном случае нет смысла подробно рассматривать документы, устанавливающие причины, по которым картографической информации присваивается та или иная степень секретности, т.к. наличие грифа «СЕКРЕТНО» для ортофотопланов масштаба 1:10000, являющихся исходной информацией для выполнения работ, подтверждено письмом Управления Росреестра по Тверской области №13-06/16802-14 от 16.04.2014. … Учитывая, что техническое задание, являющееся неотъемлемой частью проекта муниципального контракта, содержит обязанность исполнителя организовать сбор необходимых для выполнения работы исходных данных, топографических, геодезических и иных материалов, в том числе ортофотопланов с грифом «секретно», с последующим созданием на базе ортофотопланов с грифом «секретно» цифровой картографической основы для разработки генерального плана, исполнитель обязан иметь лицензию на проведение работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну. Соответственно, при отсутствии у исполнителя лицензии на проведение работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну, блокируется исполнение контракта, т.к. получение исполнителем основополагающих данных для создания цифровой картографической основы становится невозможным».

Надеемся, что данная статья поможет как заказчикам, так и участникам в разрешении вопроса о правомерности установления в документации о закупке требования о наличии у участников лицензии на осуществление работ, составляющих государственную тайну.

Автор статьи – Удалихин Александр, Директор ООО «НСО»